Сказка о лягушке оборотне. #Пелевин

Среднее время чтения: 8 минут(ы)

Жила-была на свете лягушка-квакушка. Сидела она в болоте, ловила комаров да мошку, весною громко квакала вместе со своими подругами. И весь век прожила бы она благополучно — конечно, в том случае, если бы не съел ее аист. Но случилось одно происшествие.

Однажды она сидела на сучке высунувшейся из воды коряги и наслаждалась теплым мелким дождиком.

— Ах, какая сегодня прекрасная мокрая погода! — думала она. — Какое это наслаждение — жить на свете!

Дождик моросил по ее пестренькой лакированной спинке, капли его подтекали ей под брюшко и за лапки, и это было восхитительно приятно, так приятно, что она чуть-чуть не заквакала, но, к счастью, вспомнила, что была уже осень и что осенью лягушки не квакают, — на это есть весна, — и что, заквакав, она может уронить свое лягушечье достоинство. Поэтому она промолчала и продолжала нежиться.

Вдруг тонкий, свистящий, прерывистый звук раздался в воздухе. Есть такая порода уток: когда они летят, то их крылья, рассекая воздух, точно поют, или, лучше сказать, посвистывают. Фью-фыю-фью-фью — раздается в воздухе, когда летит высоко над вами стадо таких уток, а их самих даже и не видно, так они высоко летят. На этот раз утки, описав огромный полукруг, опустились и сели как раз в то самое болото, где жила лягушка.

— Кря, кря! — сказала одна из них, — Лететь еще далеко; надо покушать.

И лягушка сейчас же спряталась. Хотя она и знала, что утки не станут есть ее, большую и толстую квакушку, но все-таки, на всякий случай, она нырнула под корягу. Однако, подумав, она решила высунуть из воды свою лупоглазую голову: ей было очень интересно узнать, куда летят утки.

— Кря, кря! — сказала другая утка, — уже холодно становится! Скорей на юг! Скорей на юг!

И все утки стали громко крякать в знак одобрения.

— Госпожи утки! — осмелилась сказать лягушка, — что такое юг, на который вы летите? Прошу извинения за беспокойство.

И утки окружили лягушку. Сначала у них явилось желание съесть ее, но каждая из них подумала, что лягушка слишком велика и не пролезет в горло. Тогда все они начали кричать, хлопая крыльями:

— Хорошо на юге! Теперь там тепло! Там есть такие славные теплые болота! Какие там червяки! Хорошо на юге!

Они так кричали, что почти оглушили лягушку. Едва-едва она убедила их замолчать и попросила одну из них, которая казалась ей толще и умнее всех, объяснить ей, что такое юг. И когда та рассказала ей о юге, то лягушка пришла в восторг, но в конце концов все-таки спросила, потому что была осторожна:

— А много ли там мошек и комаров?

— О! целые тучи! — отвечала утка.

— Ква! — сказала лягушка и тут же обернулась посмотреть, нет ли здесь подруг, которые могли бы услышать ее и осудить за кваканье осенью. Она уж никак не могла удержаться, чтобы не квакнуть хоть разик.

— Возьмите меня с собой!

— Это мне удивительно! — воскликнула утка. — Как мы тебя возьмем? У тебя нет крыльев.

— Когда вы летите? — спросила лягушка.

— Скоро, скоро! — закричали все утки. – Кря! Кря! Кря! Тут холодно! На юг! На юг!

— Позвольте мне подумать только пять минут, — сказала лягушка, — я сейчас вернусь, я наверно придумаю что-нибудь хорошее.

И она шлепнулась с сучка, на который было снова влезла, в воду, нырнула в тину и совершенно зарылась в ней, чтобы посторонние предметы не мешали ей размышлять. Пять минут прошло, утки совсем было собрались лететь, как вдруг из воды, около сучка, на котором она сидела, показалась ее морда, и выражение этой морды было самое сияющее, на какое только способна лягушка.

— Я придумала! Я нашла! — сказала она. — Пусть две из вас возьмут в свои клювы прутик, я прицеплюсь за него посередине. Вы будете лететь, а я ехать. Нужно только, чтобы вы не крякали, а я не квакала, и все будет превосходно.

Нашли хороший, прочный прутик, две утки взяли его в клювы, лягушка прицепилась ртом за середину, и все стадо поднялось на воздух. У лягушки захватило дух от страшной высоты, на которую ее подняли; кроме того, утки летели неровно и дергали прутик; бедная квакушка болталась в воздухе, как бумажный паяц, и изо всей мочи стискивала свои челюсти, чтобы не оторваться и не шлепнуться на землю. Однако она скоро привыкла к своему положению и даже начала осматриваться. Под нею быстро проносились поля, луга, реки и горы, которые ей, впрочем, было очень трудно рассмотреть, потому что, вися на прутике, она смотрела назад и немного вверх, но кое-что все-таки видела и радовалась и гордилась.

— Вот как я превосходно придумала, — думала она про себя.

А утки летели вслед за несшей ее передней парой, кричали и хвалили ее.

— Удивительно умная голова наша лягушка, — говорили они, — даже между утками мало таких найдется.

Она едва удержалась, чтобы не поблагодарить их, но вспомнив, что, открыв рот, она свалится со страшной высоты, еще крепче стиснула челюсти и решилась терпеть.

Утки летели над сжатыми полями, над пожелтевшими лесами и над деревнями, полными хлеба в скирдах; оттуда доносился людской говор и стук цепов, которыми молотили рожь. Люди смотрели на стаю уток и, лягушке ужасно захотелось лететь поближе к земле, показать себя и послушать, что об ней говорят. На следующем отдыхе она сказала:

— Нельзя ли нам лететь не так высоко? У меня от высоты кружится голова, и я боюсь свалиться, если мне вдруг сделается дурно.

И добрые утки обещали ей лететь пониже. На следующий день они летели так низко, что слышали голоса:

— Смотрите, смотрите! — кричали дети в одной деревне, — утки лягушку несут!

Лягушка услышала это, и у нее прыгало сердце.

— Смотрите, смотрите! — кричали в другой деревне взрослые, — вот чудо-то!

— Знают ли они, что это придумала я, а не утки? — подумала квакушка.

— Смотрите, смотрите! — кричали в третьей деревне. — Экое чудо! И кто это придумал такую хитрую штуку?

Тут лягушка не выдержала и, забыв всякую осторожность, закричала изо всей мочи:

— Это я! Я!

И с этим криком она полетела вверх тормашками на землю. Утки громко закричали, одна из них хотела подхватить бедную спутницу на лету, но промахнулась. Лягушка, дергая всеми четырьмя лапками, быстро падала на землю; но так как утки летели очень быстро, то и она упала не прямо на то место, над которым закричала и где была твердая дорога, а гораздо дальше, что было для нее большим счастьем, потому что она бултыхнулась в грязный пруд на краю деревни.

Она скоро вынырнула из воды и тотчас же опять сгоряча закричала во все горло:

— Это я! Это я придумала!

Но вокруг нее никого не было. Испуганные неожиданным плеском, местные лягушки все попрятались в воду. Когда они начали показываться из воды, то с удивлением смотрели на новую.

И она рассказала им чудную историю о том, как она думала всю жизнь и наконец изобрела новый, необыкновенный способ путешествия на утках; как у нее были свои собственные утки, которые носили ее, куда было угодно; как она побывала на прекрасном юге, где так хорошо, где такие прекрасные теплые болота и так много мошек и всяких других съедобных насекомых.

— Я заехала к вам посмотреть, как вы живете, — сказала она. — Я пробуду у вас до весны, пока не вернутся утки, которых я отпустила.

Но утки уж никогда не вернулись. Они думали, что квакушка разбилась о землю, и очень жалели ее.

ИВАН МОНОГАТАРИ
Сказка острова Шикотан

Принц Иван, пожилой мастер лука, вышел на крыльцо и пустил стрелу с раздвоенным наконечником к горизонту. Через несколько дней люди в зеленом остановили его паланкин в лесу. На поляне перед паланкином сидела известная в тех местах лягушка-оборотень по имени Кусука-тян. Говорили, что когда-то она была супругой трех сегунов и двенадцати дайме, но в этой ли жизни или прежде, никто не знал. Лягушка-оборотень держала пущенную принцем стрелу острыми зубами, растущими в три ряда – и успела уже перекусить ее в нескольких местах. Увидев принца Ивана, лягушка сказала: – Скорей неси меня в замок, принц Иван! Ты поцелуешь меня, и я стану прекрасной принцессой!

Принц Иван улыбнулся краем рта, посмотрел ввысь, слегка натянул лук и молвил: – Что есть красота? – Как же так? – поразилась лягушка. – Ты колеблешься? – Видишь ли, милая, – ответил принц Иван, – когда постигаешь природу пути, говорящих лягушек более незачем превращать в прекрасных принцесс… Да и кто я такой, чтобы вмешиваться в поток трансформаций? И сделал слугам знак идти дальше. Однако думать о встрече не перестал – и, вернувшись в замок, так сложил:

ПРОЗРЕВАЯ УДЕРЖАННОЕ

Двадцать лет с говорящей лягушкой. Вонь шанели. Измены. Печаль. Рим и Капри. Собачки. Подружки. Маски. Позы. Последний причал. Я шепну ей на лунной подушке: «Как бессильны пустые слова Передать то, что чувствуют души…» И лягушка ответит мне: «Ква…» А потом захрапит. Станет скучно. Я скажу ей: «Послушай, ну ты, Хочешь знать, что бывает с лягушкой При паденьи с большой высоты? Ты холодная липкая сволочь, Дремлет смерть в твоей черной звезде, Я швырну тебя в форточку, в полночь, Чтоб ты квакала там в темноте!» И лягушка испуганно встанет, Утирая растянутый рот, И исполнит свой мертвенный танец, Вопросительно глядя вперед. Я скажу ей: «Ну ладно, паскуда, В уголке за помойным ведром Оставайся, пожалуй, покуда, Мы еще разберемся потом. А вообще-то прости меня, гада. Я люблю, как ты смотришь в окно На пурпурные тени заката. Спи, пожалуйста. Мне все равно». Но лягушка отпрыгнет под лавку, Запылает кострами фейсбук, И психолог напишет ей справку, Что она настрадалась от мук. И попросит юриста лягушка Все мое на нее записать, Потому что я мял ее брюшко, Регулярно мешая ей спать. А потом я умру. И лягушка Похоронит меня при луне. И останется лишь комнатушка, Где все будет, как раньше при мне…

Бросив кисть, надолго ушел в созерцание сути. Затем велел переписать большими знаками и удалился совершенствоваться в стрельбе. А Кусуку-тян вскоре поймали крестьяне, побили тяпками и мотыгами и сожгли на рисовом поле как ведьму.

Снизу был рисуночек – такие невинные цветочки-колокольчики, над ними бабочка, а под землей – поджавший лапки скелет лягушки со свалившейся короной и обломанной стрелой во рту.image

Две лягушки — сказка Леонида Пантелеева о жизни двух подружках – лягушках, и были они соседками. Лягушки были разными по характеру, но очень крепко дружили. Однажды попали лягушки в погреб, где стоял глиняный горшок. Прыгнули весёлые лягушки в горшок со сметаной. А что было дальше читайте в рассказе Л. Пантелеева “Две лягушки”.Рассказ “Две лягушки” учит быть отважным и бороться за свою жизнь и принципы до конца.

Рассказ Две лягушки слушать онлайн

Аудио Рассказ Две лягушки

Рассказ Две лягушки скачать

Рассказ Две лягушки

Рассказ Две лягушки текст

Автор Леонид Пантелеев

Жили-были две лягушки. Были они подруги и жили в одной канаве. Но только одна из них была настоящая лесная лягушка – храбрая, сильная веселая, а другая была ни то ни се: трусиха была, лентяйка, соня. Про нее даже говорили, будто она не в лесу, а где-то в городском парке родилась.

Но все-таки они жили вместе, эти лягушки.

И вот однажды ночью пошли они погулять.

Идут себе по лесной дороге и вдруг видят – стоит дом. А около дома погреб. И из этого погреба очень вкусно пахнет: плесенью пахнет, сыростью, мохом, грибами. А это как раз то самое, что лягушки любят.

Вот забрались они поскорей в погреб, стали там бегать и прыгать. Прыгали, прыгали и нечаянно свалились в горшок со сметаной.

И стали тонуть.

А тонуть им, конечно, не хочется.

Тогда они стали барахтаться, стали плавать. Но у этого глиняного горшка были очень высокие скользкие стенки. И лягушкам оттуда никак не выбраться.

Та лягушка, что была лентяйкой, поплавала немножко, побултыхалась и думает:

«Все равно мне отсюда не вылезти. Что ж я буду напрасно барахтаться. Только нервы даром трепать. Уж лучше я сразу утону».

Подумала она так, перестала барахтаться – и утонула.

А вторая лягушка – та была не такая. Та думает:

«Нет, братцы, утонуть я всегда успею. Это от меня не уйдет. А лучше я еще побарахтаюсь, еще поплаваю. Кто его знает, может быть, у меня что-нибудь и выйдет».

Но только – нет, ничего не выходит. Как ни плавай – далеко не уплывешь. Горшок узенький, стенки скользкие, – не вылезти лягушке из сметаны.

Но все-таки она не сдается, не унывает.

«Ничего, – думает, – пока силы есть, буду барахтаться. Я ведь еще живая – значит, надо жить. А там – что будет».

И вот – из последних сил борется наша храбрая лягушка со своей лягушачьей смертью. Уж вот она и сознание стала терять. Уж вот захлебнулась. Уж вот ее ко дну тянет. А она и тут не сдается. Знай себе лапками работает. Дрыгает лапками и думает:

«Нет. Не сдамся. Шалишь, лягушачья смерть…»

И вдруг – что такое? Вдруг чувствует наша лягушка, что под ногами у нее уже не сметана, а что-то твердое, что-то такое крепкое, надежное, вроде земли. Удивилась лягушка, посмотрела и видит: никакой сметаны в горшке уже нет, а стоит она на комке масла.

«Что такое? – думает лягушка. – Откуда здесь взялось масло?»

Удивилась она, а потом догадалась: ведь это она сама лапками своими из жидкой сметаны твердое масло сбила.

«Ну вот, – думает лягушка, – значит, я хорошо сделала, что сразу не утонула».

Подумала она так, выпрыгнула из горшка, отдохнула и поскакала к себе домой – в лес.

А вторая лягушка осталась лежать в горшке.

И никогда уж она, голубушка, больше не видела белого света, и никогда не прыгала, и никогда не квакала.

Ну что ж. Если говорить правду, так сама ты, лягушка, и виновата. Не падай духом! Не умирай раньше смерти…

Добрый день всем! Я приглашаю всех присоединиться к нам и провести увлекательную тематическую недельку «Лягушка». Каждый день я буду публиковать материалы и игры, используемые нами. Вы можете воспользоваться ими в готовом виде или вдохновиться и придумать свое.

А начнем мы, как и положено со знакомства. Кто же такая Лягушка? Откуда взялась и чем питается? В одной из следующих статей я напишу об удивительных фактах из жизни «ровесниц» динозавров, а сегодня предлагаю отправиться в мир обучающей сказки и познакомиться с одним из представителей амфибий с самого его рождения…

В голубой синеве пруда у свисающей к воде травинке появилось небольшое склизкое гнездышко. Вскоре от него отделилась маленькая икринка. Она была легкая, как пушинка, и ее быстро подхватило течение и отнесло далеко от дома. Когда икринка проснулась, то обнаружила вокруг себя длинные и стройные зеленые стволы, на самой вершине которых красовались колоски. Камыш стал надежным причалом для икринки.

image

            Вскоре икринка набухла, значительно увеличилась в размерах и стала прозрачной.  Внутри можно было увидеть яйцо. Яйцо словно «выставило» свой бочок погреться в лучах солнца. И уже через две недели из икринки вылупился маленький зародыш.

            Головастик с большой головой и маленьким хвостиком оказался очень проворным в воде и, казалось, чувствовал себя в ней вполне комфортно. Он путешествовал от травинки к травинки, от листика к листику, изучая свой дом.

            На третий день у головастика появился рот, которым он не только стал активно пробовать на вкус все вокруг — от водорослей до соринок, но и… без умолку болтать!

            — Ах, как тепло сегодня! — говорит он. — Какая вкусная водоросль, ой, а вон та рыба такая страшная….

            И так дни напролет. Головастик рос очень добрым и радовался каждому мгновению. Одно его удручало. Такой, как он в округе был один и он абсолютно не знал, кто он и как его зовут.

            Однажды на кувшинку сел мотылек. Головастик подплыл к нему и спросил:

          — Ты много летаешь, скажи, не встречал ли ты где-нибудь таких же, как я?

            — Нет, увы, не встречал. Я — ночная бабочка и днем увидеть меня — редкость. Это сегодня я немного заблудился… — ответил мотылек, расправил крылышки и улетел.

            Вскоре у головастика выросли задние ноги с перепонками. И он с еще большим нетерпением кинулся узнавать кто же он. Он даже осмелился подплыть ближе к карпу и спросить его:

            — Уважаемый карп, вы не подскажите мне, кто я такой?

            — Странный ты какой-то: большая голова, короткий хвост и только задние ноги… Н-н-нет, пожалуй я с такими, как ты еще не встречался, — важно ответил карп.

            Грустно вздохнув, головастик поплыл дальше. Когда он подплывал к большому плавающему бревну, к своему большому удивлению он обнаружил у себя еще две лапки впереди. Он подвигал ими и попытался забраться на бревно. И… у него получилось! Довольный он лег на бревно и стал греться на солнышке. Но только не долго он радовался. Солнышко было таким жарким, что его кожа быстро высохла и стянулась почти до боли. Тогда малек ловко спрыгнул в воду прямо на… черепаху.

            — Ой, простите, пожалуйста, — извинился он.

            — А что ты тут делаешь, лягушонок? — неторопливо и немного строго спросила черепаха. — Я проплывала большое семейство маленьких лягушат еще две недели назад.

            — Я… лягушонок?! — с замиранием произнес малыш. — Спасибо вам, тетушка черепаха! Я поплыву к ним сейчас же.

            И с переполняющей сердце благодарностью маленький лягушонок поплыл туда, куда показала черепаха.

            Ему казалось, что плыл он бесконечно долго и очень устал. То тут, то там стали попадаться большие листы кувшинок. Лягушонок вскарабкался на один из них и с удивлением обнаружил, что его хвостик исчез, а ему стало значительно легче передвигаться.

            Он был доволен, но почувствовал острый голод. Лист кувшинки не радовал вкусом, и лягушонок огляделся. Мимо него пролетала большая стрекоза. И Лягушонок вдруг открыл свой большой рот и выкинул длинный липкий язык, метко поймав стрекозу.

            — Ммм, а это еще вкуснее, чем растения вокруг, — довольно прошептал Лягушонок и стал вылавливать пролетающих мимо насекомых.

            Вдоволь наевшись и отдохнув, Лягушонок вновь отправился в путь, навстречу к своей семье.

             Но, увы, пока Лягушонок прыгал и плыл, кушал и спал, листва с деревьев облетела. Наступила осень. Стало холодно. Однажды, зазевавшись на проплывающие облака, которые играли своими формами, Лягушонок не заметил, как рядом хлюпнула вода. Повернув свою любопытную голову в сторону, маленький путешественник с ужасом едва успел прыгнуть в спасительную воду от длинного клюва цапли…

            — Ух, — вздохнул Лягушонок, — чуть не попался….

            Лягушонок забрался в опустевшую норку прямо над кромкой воды и крепко заснул. Если бы мы подошли к нему в этот момент, то не услышали бы даже его дыхания. Потому что сейчас, впав в зимнюю спячку, Лягушонок дышит кожей…

            Но вот пришла весна. Как только первые лучи солнца отогрели лед, и вода шумным потоком потекла по ручью, Лягушонок проснулся. Он сладко потянулся всеми лапками, вспоминая чудесные сны о лете, бабочках и других лягушках.

            Малыш выбрался на теплый камень и стал  жадно грызть свежую травинку, потом поймал зазевавшегося комарика и двух мошек. Наевшись и согревшись Лягушонок побрел вперед. Ведь он еще не добрался до дома.

            Спустя некоторое время, Лягушонок услышал громкое «Ква-ква-ква…»

            — Ура! Кваааа! — радостно закричал лягушонок и стал сильнее грести лапками.

            И вот он добрался до удивительной поляны, сплошным ковром украшенной большими листьями кувшинок. На каждом листе сидели лягушки и пели. Самцы пели громко и чинно, самочки немного тише. В центре дивного хора стояли две лягушки. У них была свадьба.

            Наш Лягушонок был счастлив. Он разместился рядом с большим самцом и присоединился к дивному хору кваканья.

            — Теперь я дома! — довольно подумал он, поймал комарика и краем глаза увидел, как в траве прячется гнездышко икринок…

Читаем и играем

Вот такая длинная дорога домой получилась у малыша Лягушонка. Читая детям сказку, я вовлекла их в сюжет полностью, иногда прерывая чтение на разговор или упражнение.

Многие сюжеты сказки мы тут же инсценировали при помощи лягушонка из картона. Он у нас ловил комариков, забирался на бревно, прятался от цапли и спал в норке.

Потом сами собой родились упражнения для язычка. Когда головастик стал болтать, мы сделалиупражнение «Улыбка». Нужно улыбаться широко с сомкнутыми губами, с переменным расслаблением.

Когда лягушонок поймал комара, я предложила детям потренироваться и в этом навыке, выполнив  упражнение «Ловим комарика». Вытянуть язычок максимально вперед, а потом снова спрятать. Упражнение оказалось очень веселым! ?

Но больше всего Арсению понравилось участвовать в хоре. Когда мама разрешила громко «квакать». ?

Потом мы наглядно изучили жизненный цикл лягушки и помогли нашему герою добраться до дома. Но об этом в следующий раз. !

Приятного вам сказочного обучения!

С уважением,

Людмила Поцепун.

Приглашаем посмотреть увлекательный ролик на нашем видеоканале “Мастерская на радуге”

ГДЗ 1 класс

ГДЗ 2 класс

ГДЗ 3 класс

ГДЗ 4 класс

ГДЗ 5 класс

ГДЗ 6 класс

ГДЗ 7 класс

Категория: Книги по школьной программе 1, 2, 3, 4 класс

Всеволод Михайлович Гаршин написал чудесную сказку. Чудесную и поучительную. Чудесную, потому что животные в этой сказке прекрасно разговаривают, а поучительной.. Узнаете, почему, когда прочитаете до конца. Эта сказка о лягушке, умной и сообразительной, но немного хвастливой. Желание выделиться, похвастаться ее в конце концов и подвело. Что же стало с этой лягушкой? Прочитайте сказку и узнаете!

Читать онлайн сказку Лягушка-путешественница

image

   Жила-была на свете лягушка-квакушка. Сидела она в болоте, ловила комаров да мошку, весною громко квакала вместе со своими подругами. И весь век она прожила бы благополучно – конечно, в том случае, если бы не съел ее аист. Но случилось одно происшествие. Однажды она сидела на сучке высунувшейся из воды коряги и наслаждалась теплым мелким дождиком.

image

   “Ах, какая сегодня прекрасная мокрая погода! – думала она. – Какое это наслаждение – жить на свете!”

   Дождик моросил по ее пестренькой лакированной спинке; капли его подтекали ей под брюшко и за лапки, и это было восхитительно приятно, так приятно, что она чуть-чуть не заквакала, но, к счастью, вспомнила, что была уже осень и что осенью лягушки не квакают, – на это есть весна, – и что, заквакав, она может уронить свое лягушечье достоинство. Поэтому она промолчала и продолжала нежиться.

image

   Вдруг тонкий, свистящий, прерывистый звук раздался в воздухе. Есть такая порода уток: когда они летят, то их крылья, рассекая воздух, точно поют, или, лучше сказать, посвистывают. Фью-фыо-фью-фью – раздается в воздухе, когда летит высоко над вами стадо таких уток, а их самих даже и не видно, так они высоко летят. На этот раз утки, описав огромный полукруг, спустились и сели как раз в то самое болото, где жила лягушка.

   – Кря, кря! – сказала одна из них, – Лететь еще далеко; надо покушать.

image

   И лягушка сейчас же спряталась. Хотя она и знала, что утки не станут есть ее, большую и толстую квакушку, но все-таки, на всякий случай, она нырнула под корягу. Однако, подумав, она решилась высунуть из воды свою лупоглазую голову: ей было очень интересно узнать, куда летят утки.

image

   – Кря, кря! – сказала другая утка, – уже холодно становится! Скорей на юг! Скорей на юг!

   И все утки стали громко крякать в знак одобрения.

   – Госпожи утки! – осмелилась сказать лягушка, – что такое юг, на который вы летите? Прошу извинения за беспокойство.

image

   И утки окружили лягушку. Сначала у них явилось желание съесть ее, но каждая из них подумала, что лягушка слишком велика и не пролезет в горло. Тогда все они начали кричать, хлопая крыльями:

   – Хорошо на юге! Теперь там тепло! Там есть такие славные теплые болота! Какие там червяки! Хорошо на юге!

   Они так кричали, что почти оглушили лягушку. Едва-едва она убедила их замолчать и попросила одну из них, которая казалась ей толще и умнее всех, объяснить ей, что такое юг. И когда та рассказала ей о юге, то лягушка пришла в восторг, но в конце все-таки спросила, потому что была осторожна:

   – А много ли там мошек и комаров?

   – О! целые тучи! – отвечала утка.

   – Ква! – сказала лягушка и тут же обернулась посмотреть, нет ли здесь подруг, которые могли бы услышать ее и осудить за кваканье осенью. Она уж никак не могла удержаться, чтобы не квакнуть хоть разик.

   – Возьмите меня с собой!

   – Это мне удивительно! – воскликнула утка. – Как мы тебя возьмем? У тебя нет крыльев.

   – Когда вы летите? – спросила лягушка.

   – Скоро, скоро! – закричали все утки. – Кря, кря! кря! кря! Тут холодно! На юг! На юг!

   – Позвольте мне подумать только пять минут, – сказала лягушка, – я сейчас вернусь, я наверно придумаю что-нибудь хорошее.

image

   И она шлепнулась с сучка, на который было снова влезла, в воду, нырнула в тину и совершенно зарылась в ней, чтобы посторонние предметы не мешали ей размышлять. Пять минут прошло, утки совсем было собрались лететь, как вдруг из воды, около сучка, на котором она сидела, показалась ее морда, и выражение этой морды было самое сияющее, на какое только способна лягушка.

   – Я придумала! Я нашла! – сказала она. – Пусть две из вас возьмут в свои клювы прутик, а я прицеплюсь за него посередине. Вы будете лететь, а я ехать. Нужно только, чтобы вы не крякали, а я не квакала, и все будет превосходно.

image

   Хотя молчать и тащить хоть бы и легкую лягушку три тысячи верст не бог знает какое удовольствие, но ее ум привел уток в такой восторг, что они единодушно согласились нести ее. Решили переменяться каждые два часа, и так как уток было, как говорится в загадке, столько, да еще столько, да полстолько, да четверть столька, а лягушка была одна, то нести ее приходилось не особенно часто. Нашли хороший, прочный прутик, две утки взяли его в клювы, лягушка прицепилась ртом за середину, и все стадо поднялось на воздух. У лягушки захватило дух от страшной высоты, на которую ее подняли; кроме того, утки летели неровно и дергали прутик; бедная квакушка болталась в воздухе, как бумажный паяц, и изо всей мочи стискивала свои челюсти, чтобы не оторваться и не шлепнуться на землю. Однако она скоро привыкла к своему положению и даже начала осматриваться. Под нею быстро проносились поля, луга, реки и горы, которые ей, впрочем, было очень трудно рассматривать, потому что, вися на прутике, она смотрела назад и немного вверх, но кое-что все-таки видела и радовалась и гордилась.

   “Вот как я превосходно придумала”, – думала она про себя.

   А утки летели вслед за несшей ее передней парой, кричали и хвалили ее.

   – Удивительно умная голова наша лягушка, – говорили они, – даже между утками мало таких найдется.

   Она едва удержалась, чтобы не поблагодарить их, но вспомнив, что, открыв рот, она свалится со страшной высоты, еще крепче стиснула челюсти и решилась терпеть. Она болталась таким образом целый день: несшие ее утки переменялись на лету, ловко подхватывая прутик; это было очень страшно: не раз лягушка чуть было не квакала от страха, но нужно было иметь присутствие духа, и она его имела. Вечером вся компания остановилась в каком-то болоте; с зарею утки с лягушкой снова пустились в путь, но на этот раз путешественница, чтобы лучше видеть, что делается на пути, прицепилась спинкой и головой вперед, а брюшком назад. Утки летели над сжатыми полями, над пожелтевшими лесами и над деревнями, полными хлеба в скирдах; оттуда доносился людской говор и стук цепов, которыми молотили рожь. Люди смотрели на стаю уток и, замечая в ней что-то странное, показывали на нее руками. И лягушке ужасно захотелось лететь поближе к земле, показать себя и послушать, что об ней говорят. На следующем отдыхе она сказала:

   – Нельзя ли нам лететь не так высоко? У меня от высоты кружится голова, и я боюсь свалиться, если мне вдруг сделается дурно.

   И добрые утки обещали ей лететь пониже. На следующий день они летели так низко, что слышали голоса:

   – Смотрите, смотрите! – кричали дети в одной деревне, – утки лягушку несут!

   Лягушка услышала это, и у нее прыгало сердце.

   – Смотрите, смотрите! – кричали в другой деревне взрослые, – вот чудо-то!

   “Знают ли они, что это придумала я, а не утки?” – подумала квакушка.

   – Смотрите, смотрите! – кричали в третьей деревне. – Экое чудо! И кто это придумал такую хитрую штуку?

   Тут лягушка уж не выдержала и, забыв всякую осторожность, закричала изо всей мочи:

   – Это я! Я!

   И с этим криком она полетела вверх тормашками на землю. Утки громко закричали; одна из них хотела подхватить бедную спутницу на лету, но промахнулась. Лягушка, дрыгая всеми четырьмя лапками, быстро падала на землю; но так как утки летели очень быстро, то и она упала не прямо на то место, над которым закричала и где была твердая дорога, а гораздо дальше, что было для нее большим счастьем, потому что она бултыхнулась в грязный пруд на краю деревни.

   Она скоро вынырнула из воды и тотчас же опять сгоряча закричала во все горло:

   – Это я! Это я придумала!

   Но вокруг нее никого не было. Испуганные неожиданным плеском, местные лягушки все попрятались в воду. Когда они начали показываться из нее, то с удивлением смотрели на новую.

   И она рассказала им чудную историю о том, как она думала всю жизнь и наконец изобрела новый, необыкновенный способ путешествия на утках; как у нее были свои собственные утки, которые носили ее, куда ей было угодно; как она побывала на прекрасном юге, где так хорошо, где такие прекрасные теплые болота и так много мошек и всяких других съедобных насекомых.

   – Я заехала к вам посмотреть, как вы живете, – сказала она. – Я пробуду у вас до весны, пока не вернутся мои утки, которых я отпустила.

   Но утки уж никогда не вернулись. Они думали, что квакушка разбилась о землю, и очень жалели ее.

КОНЕЦ

 Скачать сказку в формате PDF >>

Оцените статью
Рейтинг автора
4,8
Материал подготовил
Максим Коновалов
Наш эксперт
Написано статей
127
А как считаете Вы?
Напишите в комментариях, что вы думаете – согласны
ли со статьей или есть что добавить?
Добавить комментарий