Краткое содержание Былина о Добрыне Никитиче и Змее Горыныче для читательского дневника

Мифы древней Греции и Рима imageАМУР И ПСИХЕЯ Миф о любви Амура и Психеи зародился в Греции, но признание imageПОХИЩЕНИЕ САБИНЯНОК Согласно преданию, город Рим основали братья-близнецы БОГ ВОЙНЫ МАРС В мифологии древних греков богом войны являлся Арес. ДВУЛИКИЙ ЯНУС Одним из древнейших римских богов был Янус. ТРАГЕДИЯ ЦАРЯ ЭДИПА Однажды бездетный царь Фив Лай обратился к Дельфийскому ТАНТАЛОВЫ МУКИ Сын Зевса, герой Тантал, был баснословно богат. Былины Древней Руси ОСНОВАНИЕ МОСКВЫ В летописи сообщается, что в 1147 году суздальский САДКО И ВОДЯНОЙ ЦАРЬ Новгородский гусляр Садко разбогател благодаря помощи ЖЕНИТЬБА СОЛОВЬЯ БУДИМИРОВИЧА Герой русских былин богатый удалой купец Соловей Будимирович ХИТРОСТЬ ПОЛЕНИЦЫ Считается, что в основе былины о боярине Ставре Годиновиче АЛЕША ПОПОВИЧ И ТУГАРИН ЗМЕЕВИЧ Третий по значению русский богатырь, Алеша Попович ДОБРЫНЯ НИКИТИЧ И ХАН БОТИЯН В былине о двух богатырях, Добры не Никитиче и Василии
Порекомендовать к прочтению:

Страницы: 1 2 3

Вот раз в жаркий летний день захотелось Добрыне в речке искупаться. Пошел он к матери Мамелфе Тимофеевне:

— Отпусти меня, матушка, съездить к Пучай-реке, в студеной воде искупаться, истомила меня жара лет няя.

Разохалась Мамелфа Тимофеевна, стала Добрыню отговаривать:

— Милый сын мой Добрынюшка, ты не езди к Пучай-реке. Пучай-река свирепая, сердитая. Из первой струйки огонь сечет, из второй струйки искры сыплются, из третьей струйки дым столбом валит.

— Хорошо, матушка, отпусти хоть по берегу поездить, свежим воздухом подышать.

Отпустила Добрыню Мамелфа Тимофеевна.

Надел Добрыня платье дорожное, покрылся высокой шляпой греческой, взял с собой копье да лук со стрелами, саблю острую да плеточку.

Сел на доброго коня, позвал с собой молодого слугу да в путь и отправился. Едет Добрыня час-другой, жарко палит солнце летнее, припекает Добрыне голову. Забыл Добрыня, что ему матушка наказывала, по вернул коня к Пучай-реке.

От Пучай-реки прохладой несет.

Соскочил Добрыня с коня, бросил поводья молодому слуге.

— Ты постой здесь, покарауль коня.

Снял он с головы шляпу греческую, снял одежду дорожную, все оружие на коня сложил и в реку бросился.

Плывет Добрыня по Пучай-речке, удивляется:

— Что мне матушка про Пучай-реку рассказывала? Пучай-река не свирепая, Пучай-река тихая, словно лужица дождевая.

Не успел Добрыня сказать – вдруг потемнело небо, а тучи на небе нет, и дождя-то нет, а гром гремит, и грозы-то нет, а огонь блестит…

Поднял голову Добрыня и видит, что летит к нему Змей Горыныч, страшный змей о трех головах, о семи хвостах, из ноздрей пламя пышет, из ушей дым валит, медные когти на лапах блестят.

Увидал Змей Добрыню, громом загремел:

— Эх, старые люди пророчили, что убьет меня Добрыня Никитич, а Добрыня сам в мои лапы пришел. Захочу теперь – живым сожру, захочу – в свое логово унесу, в плен возьму. Немало у меня в плену русских людей, не хватало только Добрыни.

А Добрыня говорит тихим голосом:

— Ах ты, змея проклятая, ты сначала возьми Добрынюшку, а потом и хвастайся, а пока Добрыня не в твоих руках.

Хорошо Добрыня плавать умел, он нырнул на дно, поплыл под водой, вынырнул у крутого берега, выскочил на берег да к коню своему бросился. А коня и след простыл: испугался молодой слуга рыка змеиного, вскочил на коня, да и был таков. И увез все оружье Добрынино.

Нечем Добрыне со Змеем Горынычем биться.

А Змей опять к Добрыне летит, сыплет искрами горючими, жжет Добрыне тело белое.

Дрогнуло сердце богатырское.

Поглядел Добрыня на берег – нечего ему в руки взять: ни дубинки нет, ни камешка, только желтый песок на крутом берегу, да валяется его шляпа греческая.

Ухватил Добрыня шляпу греческую, насыпал в нее песку желтого ни много ни мало – пять пудов, да как ударит шляпой Змея Горыныча – и отшиб ему голову.

Повалил он Змея с размаху на землю, придавил ему грудь коленками, хотел отбить еще две головы…

Как взмолился тут Змей Горыныч:

— Ох, Добрынюшка, ох, богатырь, не убивай меня, пусти по свету летать, буду я всегда тебя слушаться. Дам тебе я великий обет: не летать мне к вам на широкую Русь, не брать в плен русских людей. Только ты меня помилуй, Добрынюшка, и не трогай моих змеенышей.

Поддался Добрыня на лукавую речь, поверил Змею Горынычу, отпустил его проклятого.

Только поднялся Змей под облака, сразу повернул к Киеву, полетел к саду князя Владимира. А в ту пору в саду гуляла молодая Забава Путятишна, князя Владимира племянница. Увидал Змей княжну, обрадовался, кинулся на нее из-под облака, ухватил в свои медные когти и унес на горы Сорочинские.

В это время Добрыня слугу нашел, стал надевать платье дорожное,- вдруг потемнело небо, гром загремел. Поднял голову Добрыня и видит: летит Змей Горыныч из Киева, несет в когтях Забаву Путятишну!

Тут Добрыня запечалился – запечалился, закручинился, домой приехал нерадостен, на лавку сел, слова не сказал.

Стала его мать расспрашивать:

— Ты чего, Добрынюшка, невесел сидишь? Ты об чем, мой свет, печалишься?

— Ни об чем не кручинюсь, ни об чем я не печалюсь, а дома мне сидеть невесело. Поеду я в Киев к князю Владимиру, у него сегодня веселый пир.

— Не езжай, Добрынюшка, к князю, недоброе чует мое сердце. Мы и дома пир заведем.

Не послушался Добрыня матушки и поехал в Киев к князю Владимиру.

Приехал Добрыня в Киев, прошел в княжескую горницу. На пиру столы от кушаний ломятся, стоят бочки меда сладкого, а гости не едят, не пьют, опустив головы сидят.

Ходит князь по горнице, гостей не потчует. Княгиня фатой закрылась, на гостей не глядит.

Вот Владимир-князь и говорит:

— Эх, гости мои любимые, невеселый у нас пир идет! И княгине горько, и мне нерадостно. Унес проклятый Змей Горыныч любимую нашу племянницу, молодую Забаву Путятишну. Кто из вас съездит на гору Сорочинскую, отыщет княжну, освободит ее?!

Куда там! Прячутся гости друг за дружку, большие за средних, средние за меньших, а меньшие и рот за крыли.

Вдруг выходит из-за стола молодой богатырь Але ша Попович.

— Вот что, князь Красное Солнышко, был я вчера в чистом поле, видел у Пучай-реки Добрынюшку. Он со Змеем Горынычем побратался, назвал его братом меньшим. Ты пошли к Змею Добрынюшку. Он тебе любимую племянницу без бою у названого братца вы просит.

Рассердился Владимир-князь:

Страницы: 1 2 3

Поставить книжку к себе на полку  Распечатать сказку

Читайте также сказки:

Шрифт Фон

Славный русский богатырь Добрыня Никитич

Добрыней Никитичем звали и реального человека, и былинного героя.

Настоящий Добрыня Никитич, ставший прообразом былинного богатыря, был воеводой великого князя Киевского Владимира Красное Солнышко. По некоторым историческим документам, он участвовал в походе князя Владимира на Волжско-Камскую Булгарию в 985 году. Затем Добрыня Никитич правил в Новгороде как посадник князя и насильно крестил новгородцев.

У былинного богатыря Добрыни Никитича биография гораздо поэтичнее. В былинах его называют сыном именитого рязанского боярина Никиты, который рано умер. Воспитывала Добрынюшку мать, Мамелфа Тимофеевна. Она сумела вырастить хорошего сына. По всему Киеву о Добрыне слава шла: он и пригож, и высок, и грамоте обучен, и в бою смел. Он и песню сложит, и на гуслях сыграет людям на радость, и умное слово скажет. Да и нрав у Добрыни спокойный, ласковый. Все любили милого Добрынюшку.

Добрыня ещё в детстве выучился владеть оружием, он мастерски стрелял из лука, мог одним нырком переплыть бурную реку. А в двенадцать лет почувствовал Добрыня в себе силу богатырскую.

Стал молоденький Добрынюшко Микитинец На добром коне в чисто поле поезживать, Стал он малых змеёнышей потаптывать.

Так былинный певец рассказывал, что в глубине России, в Рязани, подрастает богатырь, которому суждено избавить родную землю от злых недругов.

И вот попрощался Добрыня с матерью, оседлал коня и поехал в чистое поле искать удалых молодецких подвигов. Былина рассказывает, как на охоте с ним происходит первое богатырское приключение – встреча со Змеем Горынычем.

Добрыня Никитич, как и Илья Муромец, и Алёша Попович, – сильный и могучий богатырь. Он отважный и непобедимый защитник земли Русской. Но у этого богатыря есть и свои, только ему присущие черты. Добрыня образован и вежлив, он знает, как в палату войти, как кого приветствовать, как вести себя за столом. “Добрынюшка знает, как речь вести, как себя блюсти”,   – говорится в древней былине. Его зовут, когда необходимо уладить какое-то деликатное дело или примирить ссорящихся. Славный и могучий богатырь Добрыня Никитич незаменим в переговорах с иноземцами – он всегда достойно выступает от имени всей Руси.

Добрыня Никитич и Змей Горыныч

В двенадцать лет совершил свой первый подвиг Добрыня Никитич – победил Змея Горыныча. Когда уходил юный богатырь из дома, матушка дала ему наказ: стороной обходить Пучай-реку. Но Добрыня не только не погиб в опасной реке, но и непобедимого дракона одолел.

В былине рассказывается, что жил тот страшный дракон в горах и стерёг взятых в плен православных христиан. Своё поганое логово Змей Горыныч устроил на Сорочинской горе. Подрастали у него там маленькие змеёныши.

Под образом страшного, пышущего огнём чудовища имелись в виду враждебные племена, которые совершали набеги на русские земли и уводили людей в плен. Историки предполагают, что в этой былине речь идёт о кочевниках-половцах, символом (тотемом) которых был змей. В русских летописях часто встречается сравнение половцев с летающим змеем.

А Пучай-река, куда прилетал Змей Горыныч на водопой, – это приток Днепра в Киеве. В старину эта река была полноводной, а в былине она обрела необыкновенный сказочный образ. Характер у бурливой Пучай-реки свирепый, а воды её огненными искрами рассыпаются и, шипя, в дым превращаются. А средняя волна этой коварной реки, как стрела, бьёт насмерть.

Здесь, на Пучай-реке, и встретился Добрыня Никитич со страшным змеем. Вот мчится на богатыря свирепое чудовище. У него семь голов и семь хвостов, сверкают его когти железные, а крылья у него – огненные. Красное пламя пышет у дракона из ноздрей, а из ушей дым валит. Кажется, что нет спасения русскому богатырю. Но Добрынюшка снимает с груди мешочек. В этом мешочке, что матушка с собой в дорогу дала, горсть родной земли. Со всей силой богатырской метнул Добрыня мешочек в глаза Змею Горынычу. Застонал змей, свалился на землю, взмолился о пощаде.

Молод и доверчив Добрыня Никитич – поверил богатырь лживым обещаниям Змея больше не обижать людей русских, пощадил врага. Едет богатырь в Киев к князю Владимиру, а Змей впереди него туда же мчится. Налетел Змей Горыныч на широкий княжеский двор, схватил племянницу князя Владимира Забаву Путятичну и унёс в своё логово. Въезжает Добрыня в ворота, а во дворе княжеском плач да стон стоит. Просит князь Добрыню вызволить Забавушку из плена Змея Горыныча. Помчался Добрыня на Сорочинскую гору. Он безжалостно потоптал змеёнышей у поганого змеиного логова.

И снова вступил богатырь в битву со Змеем Горынычем не на жизнь, а на смерть. Три дня не прекращалась эта битва. Отрубает Добрыня змею одну голову, а на её месте вырастают три новые головы. Отчаялся Добрыня, обратился с горячей мольбой: “Помоги мне, Господи!” – и услышал голос с небес:

– Продержись, богатырь, ещё немного – и поборешь силу нечистую!

Так и вышло. Победил Добрыня Никитич Змея Горыныча, отрубил все его поганые головы. И освободил богатырь множество русских пленников. Но где же Забавушка? А Забаву Змей Горыныч приковал золотыми цепями к стене самой дальней пещеры. Освободил Забаву Путятичну Добрыня Никитич, посадил её на коня и отправился с победой и славой в стольный град Киев, к князю Владимиру Красное Солнышко.

Не правда ли, эта древняя былина очень похожа на всем известную русскую сказку? Добрыня Никитич так же, как герой сказки, бьётся с чудовищем и освобождает из плена красавицу. Но в былине богатырь спасает множество русских людей – он совершает высокий героический подвиг во имя земли Русской.

Славный богатырь Алёша Попович и Тугарин Змеевич

Алёша Попович известен в русских былинах тем, что он часто побеждал врагов не силой, а хитростью. Об этом богатыре сложено гораздо меньше былин, чем об Илье Муромце и Добрыне Никитиче. Зато ему древнерусские сказители посвятили множество духовных стихов.

У Алёши Поповича было два прототипа. Первый из них, Александр Попович, служил великому князю Владимиру Мономаху. За ним числилось много славных подвигов. Второй прототип – тоже Александр Попович – был героем известной битвы с монголо-татарами в 1223 году на реке Калке и погиб там с другими воинами за любимую Русь.

Самый древний русский былинный сюжет сохранился в сказании “Алёша Попович и Тугарин Змеевич”.

Само имя змея Тугарина означало горе, печаль и обиду. Былинный Тугарин – обидчик и злой угнетатель. Но и у него есть исторический прототип – это половецкий хан Тугоркан.

Рассказывается в былине, как поехал однажды Алёша Попович в стольный град Киев и взял с собой названого брата своего – доброго молодца Екима Ивановича. Прибыли они на княжеский двор. Владимир Красное Солнышко их встречает, на пир приглашает.

Сидит Алёша Попович за дубовым столом, а двенадцать могучих богатырей на золотой доске вносят Тугарина Змеевича и сажают его на почётное место   – рядом с княгиней Апраксой. Начали разносить кушанья сахарные. Видит Алёша Попович, что Тугарин ведёт себя за столом неучтиво: хлеб по целой ковриге проглатывает, чашу мёда в полтора ведра за раз выпивает, над князем насмехается – целует княгиню Апраксу в сахарные уста.

Разозлился богатырь. Три раза Алёша Попович бросал вызов нахалу. Каждый раз чернел от обиды и злости Тугарин, а потом метнул в Алёшу булатный кинжал – принял вызов богатыря. Побился Алёша Попович об заклад на свою буйную голову, что одолеет Тугарина.

В чистом поле, на Сафат-реке, назначили они поединок. Всю ночь не спал Алёша Попович – молился Богу, чтобы пошёл дождь и размокли крылья Тугарина.

Прилетел утром Тугарин. Хотел на шатёр богатыря сверху броситься, чтобы убить Алёшу Поповича. Но полил дождь с градом, размочил Тугарину крылья. Пришлось ему спуститься на землю. А на земле Алёша Попович победил его не силой, а хитростью – заставил он змея оглянуться. Оглянулся Тугарин назад, а Алёше только того и надобно. Взмахнул острой саблей и отсёк ему голову! Привёз богатырь тугаринскую голову в Киев-град на княжеский двор. Устроил князь Владимир большой пир в честь победы над Тугариным.

Умение Алёши Поповича обхитрить врага подчёркивается во всех былинах. Сметливость, лукавство, ум – самые главные и яркие черты этого богатыря.

Что рассказала древняя былина о новгородском купце Садко

Жил-поживал в Великом Новгороде юноша по имени Садко. Не было у него ни теремов белокаменных, ни лавок с дорогими товарами, ни кораблей белопарусных. Одно богатство у Садко – гусли звонкие да голос дивный.

Вот однажды сидел Садко на берегу Ильмень-озера, играл на своих гусельках яровчатых и пел печальную песню. Его голос был так прекрасен, что замолкли в округе птицы – устыдились своего пения, и даже деревья замерли – застеснялись своего шелеста.

И тут в озере вода заволновалась. Расступились волны, и вышел из них царь морской. Ему так понравилось пение Садко, что очень захотелось чем-нибудь наградить доброго молодца. И тогда морской царь велел Садко идти к богатым купцам и поспорить с ними на всё их богатство, что живёт в Ильмень-озере чудо-рыба с золотым пером. Обещал морской царь закинуть в рыбацкие сети эту удивительную рыбу.

Пошёл Садко на городскую площадь, стал рассказывать купцам про чудо-рыбу. Заключили они уговор: если выловит Садко волшебную рыбу, отдадут ему купцы свои лавки с дорогими товарами. Закинул Садко невод в озеро и вытащил чудо-рыбу с золотым пером. Пришлось купцам отдать обещанное. Так стал Садко богатым купцом, поселился в палатах белокаменных. Теперь у него было всё: и дорогая одежда, и богатые товары, и быстрые корабли.

Шрифт Фон Назад Следующая → Перейти к странице Автор книги Валентина Крутецкая

Жила-была под Киевом вдова Мамелфа Тимофеевна. Был у нее любимый сын богатырь Добрынюшка. По всему Киеву о Добрыне слава шла: он и статен, и высок, и грамоте обучен, и в бою смел, и на пиру весел. Он и песню сложит, и на гуслях сыграет, и умное слово скажет. Да и нрав Добрыни спокойный, ласковый, никогда он грубого слова не скажет, никого зря не обидит. Недаром прозвали его «тихий Добрынюшка».

Вот раз в жаркий летний день захотелось Добрыне в речке искупаться. Пошел он к матери Мамелфе Тимофеевне:

— Отпусти меня, матушка, съездить к Пучай-реке, в студеной воде искупаться, истомила меня жара лет няя.

Разохалась Мамелфа Тимофеевна, стала Добрыню отговаривать:

— Милый сын мой Добрынюшка,   ты   не   езди к Пучай-реке. Пучай-река свирепая, сердитая. Из первой струйки огонь сечет, из второй струйки искры сыплются, из третьей струйки дым столбом валит.

— Хорошо, матушка, отпусти хоть по берегу поездить, свежим воздухом подышать.

Отпустила Добрыню Мамелфа Тимофеевна.

Надел Добрыня платье дорожное, покрылся высокой шляпой греческой, взял с собой копье да лук со стрелами, саблю острую да плеточку.

Сел на доброго коня, позвал с собой молодого слугу да в путь и отправился. Едет Добрыня час-другой, жарко палит солнце летнее, припекает Добрыне голову. Забыл Добрыня, что ему матушка наказывала, повернул коня к Пучай-реке.

От Пучай-реки прохладой несет.

Соскочил Добрыня с коня, бросил поводья молодому слуге.

— Ты постой здесь, покарауль коня.

Снял он с головы шляпу греческую, снял одежду дорожную, все оружие на коня сложил и в реку бросился.

Плывет Добрыня по Пучай-речке, удивляется:

— Что мне матушка про Пучай-реку рассказывала? Пучай-река не свирепая, Пучай-река тихая, словно лужица дождевая.

Не успел Добрыня сказать – вдруг потемнело небо, а тучи на небе нет, и дождя-то нет, а гром гремит, и грозы-то нет, а огонь блестит…

Поднял голову Добрыня и видит, что летит к нему Змей Горыныч, страшный змей о трех головах, о семи хвостах, из ноздрей пламя пышет, из ушей дым валит, медные когти на лапах блестят.

Увидал Змей Добрыню, громом загремел:

— Эх, старые люди пророчили, что убьет меня Добрыня Никитич, а Добрыня сам в мои лапы пришел. Захочу теперь – живым сожру, захочу – в свое логово унесу, в плен возьму. Немало у меня в плену русских людей, не хватало только Добрыни.

А Добрыня говорит тихим голосом:

— Ах ты, змея проклятая, ты сначала возьми Добрынюшку, а потом и хвастайся, а пока Добрыня не в твоих руках.

Хорошо Добрыня плавать умел, он нырнул на дно, поплыл под водой, вынырнул у крутого берега, выскочил на берег да к коню своему бросился. А коня и след простыл: испугался молодой слуга рыка змеиного, вскочил на коня, да и был таков. И увез все оружье Добрынино.

Нечем Добрыне со Змеем Горынычем биться.

А Змей опять к Добрыне летит, сыплет искрами горючими, жжет Добрыне тело белое.

Дрогнуло сердце богатырское.

Поглядел Добрыня на берег – нечего ему в руки взять: ни дубинки нет, ни камешка, только желтый песок на крутом берегу, да валяется его шляпа греческая.

Ухватил Добрыня шляпу греческую, насыпал в нее песку желтого ни много ни мало – пять пудов, да как ударит шляпой Змея Горыныча – и отшиб ему голову.

Повалил он Змея с размаху на землю, придавил ему грудь коленками, хотел отбить еще две головы…

Как взмолился тут Змей Горыныч:

— Ох, Добрынюшка, ох, богатырь, не убивай меня, пусти по свету летать, буду я всегда тебя слушаться. Дам тебе я великий обет: не летать мне к вам на широкую Русь, не брать в плен русских людей. Только ты меня помилуй, Добрынюшка, и не трогай моих змеенышей.

Поддался Добрыня на лукавую речь, поверил Змею Горынычу, отпустил его проклятого.

Только поднялся Змей под облака, сразу повернул к Киеву, полетел к саду князя Владимира. А в ту пору в саду гуляла молодая Забава Путятишна, князя Владимира племянница.  Увидал Змей княжну, обрадовался, кинулся на нее из-под облака, ухватил в свои медные когти и унес на горы Сорочинские.

В это время Добрыня слугу нашел, стал надевать платье дорожное,- вдруг потемнело небо, гром загремел. Поднял голову Добрыня и видит: летит Змей Горыныч из Киева, несет в когтях Забаву Путятишну!

Тут Добрыня запечалился – запечалился, закручинился, домой приехал нерадостен, на лавку сел, слова не сказал.

Стала его мать расспрашивать:

— Ты чего, Добрынюшка, невесел сидишь? Ты об чем, мой свет, печалишься?

— Ни об чем не кручинюсь, ни об чем я не печалюсь, а дома мне сидеть невесело. Поеду я в Киев к князю Владимиру, у него сегодня веселый пир.

— Не езжай, Добрынюшка, к князю, недоброе чует мое сердце. Мы и дома пир заведем.

Не послушался Добрыня матушки и поехал в Киев к князю Владимиру.

Приехал Добрыня в Киев, прошел в княжескую горницу. На пиру столы от кушаний ломятся, стоят бочки меда сладкого, а гости не едят, не пьют, опустив головы сидят.

Ходит князь по горнице, гостей не потчует. Княгиня фатой закрылась, на гостей не глядит.

Вот Владимир-князь и говорит:

— Эх, гости мои любимые, невеселый у нас пир идет! И княгине горько, и мне нерадостно. Унес проклятый Змей Горыныч любимую нашу   племянницу, молодую Забаву Путятишну. Кто из вас съездит на гору Сорочинскую, отыщет княжну, освободит ее?!

Куда там! Прячутся гости друг за дружку, большие за средних, средние за меньших, а меньшие и рот закрыли.

Вдруг выходит из-за стола молодой богатырь Алеша Попович.

— Вот что, князь Красное Солнышко, был я вчера в чистом поле, видел у Пучай-реки Добрынюшку. Он со Змеем Горынычем   побратался,   назвал   его   братом меньшим. Ты пошли к Змею Добрынюшку. Он тебе любимую племянницу без бою у названого братца вы просит.

Рассердился Владимир-князь:

— Коли так, садись, Добрыня, на коня, поезжай на гору Сорочинскую, добывай мне любимую племянницу. А не добудешь Забавы Путятишны – прикажу тебе голову срубить!

Опустил Добрыня буйну голову, ни словечка не ответил, встал из-за стола, сел на коня и домой поехал.

Вышла ему навстречу матушка, видит – на Добрыне лица нет.

— Что с тобой, Добрынюшка, что с тобой, сынок, что на пиру случилось? Обидели тебя или чарой обнесли, или на худое место посадили?

— Не обидели меня, и чарой не обнесли, и место мне было по чину, по званию.

— А чего же ты, Добрыня, голову повесил?

— Велел мне Владимир-князь сослужить   службу великую:  съездить на гору Сорочинскую, отыскать и добыть Забаву Путятишну. А Забаву Путятишну Змей Горыныч унес.

Ужаснулась Мамелфа Тимофеевна, да не стала плакать и печалиться, а стала над делом раздумывать.

— Ложись-ка, Добрынюшка, спать поскорей,   набирайся силушки. Утро вечера мудреней, завтра будем совет держать.

Лег Добрыня спать. Спит, храпит, что поток шумит.

А Мамелфа Тимофеевна спать не ложится, на лавку садится и плетет всю ночь из семи шелков плеточку-семихвосточку.

Утром-светом разбудила мать Добрыню Никитича:

— Вставай, сынок,   одевайся,   обряжайся,   иди в старую конюшню. В третьем стойле дверь   не   открывается, наполовину в навоз ушла. Понатужься, Добрынюшка, отвори дверь, там увидишь дедова коня Бурушку. Стоит  Бурка   в   стойле   пятнадцать   лет,   по колено ноги в навоз ушли. Ты его почисти, накорми, напои, к крыльцу приведи.

Пошел Добрыня в конюшню, сорвал дверь с петель, вывел Бурушку, привел ко крыльцу. Стал Бурушку заседлывать. Положил на него потничек, сверху потничка войлочек, потом седло черкасское, ценными шелками вышитое, золотом изукрашенное, подтянул двенадцать подпруг, зауздал золотой уздой. Вышла Мамелфа Тимофеевна, подала ему плетку-семихвостку:

— Как приедешь, Добрыня, на гору Сорочинскую, Змея Горыныча дома не случится. Ты конем налети на логово и начни топтать змеенышей. Будут змееныши Бурке ноги обвивать, а ты Бурку плеткой меж ушей хлещи. Станет Бурка подскакивать, с ног змеенышей отряхивать и всех притопчет до единого.

Отломилась веточка от яблони, откатилось яблоко от яблоньки, уезжал сын от родимой матушки на трудный, на кровавый бой.

День уходит за днем, будто дождь дождит, а неделя за неделей как река бежит. Едет Добрыня при красном солнышке, едет Добрыня при светлом месяце, выехал на гору Сорочинскую.

А на горе у змеиного логова кишма кишат змееныши. Стали они Бурушке ноги обвивать, стали копыта подтачивать. Бурушка скакать не может, на колени падает. Вспомнил тут Добрыня наказ матери, выхватил плетку семи шелков, стал Бурушку меж ушами бить, приговаривать:

— Скачи, Бурушка, подскакивай,   прочь   от   ног змеенышей отряхивай.

От плетки у Бурушки силы прибыло, стал он высоко скакать, за версту камешки откидывать, стал прочь от ног змеенышей отряхивать. Он их копытом бьет и зубами рвет и притоптал всех до единого.

Сошел Добрыня с коня, взял в правую руку саблю острую, в левую – богатырскую палицу и пошел к змеиным пещерам.

Только шаг ступил – потемнело небо, гром загремел: летит Змей Горыныч, в когтях мертвое тело держит. Из пасти огонь сечет, из ушей дым валит, медные когти как жар горят…

Увидал Змей Добрынюшку, бросил мертвое тело наземь, зарычал громким голосом:

— Ты зачем, Добрыня, наш обет сломал, потоптал моих детенышей?

— Ах ты, змея проклятая! Разве я слово наше нарушил, обет сломал? Ты зачем летал, Змей, к Киеву, ты зачем унес Забаву Путятишну?! Отдавай мне княжну без боя, так я тебя прощу.

— Не отдам я Забаву Путятишну, я ее сожру, и тебя сожру, и всех русских людей в полон возьму!

Рассердился Добрыня и на Змея бросился.

И пошел тут жестокий бой.

Горы Сорочинские посыпались, дубы с корнями вы вернулись, трава на аршин в землю ушла…

Бьются они три дня и три ночи; стал Змей Добрыню одолевать, стал подкидывать, стал подбрасывать… Вспомнил тут Добрыня про плеточку, выхватил ее и давай Змея между ушей стегать. Змей Горыныч на колени упал, а Добрыня его левой рукой к земле при жал, а правой рукой плеткой охаживает. Бил, бил его плеткой шелковой, укротил как скотину и отрубил все головы.

Хлынула из Змея черная кровь, разлилась к востоку и к западу, залила Добрыню до пояса.

Трое суток стоит Добрыня в черной крови, стынут его ноги, холод до сердца добирается. Не хочет русская земля змеиную кровь принимать.

Видит Добрыня, что ему конец пришел, вынул плеточку семи шелков, стал землю хлестать, приговаривать:

— Расступись ты, мать-сыра земля, и пожри кровь змеиную.

Расступилась сырая земля и пожрала кровь змеиную.

Отдохнул Добрыня Никитич, вымылся, пообчистил доспехи богатырские и пошел к змеиным пещерам. Все пещеры медными дверями затворены, железными засовами заперты, золотыми замками увешаны.

Разбил Добрыня медные двери, сорвал замки и за совы, зашел в первую пещеру. А там видит царей и царевичей, королей и королевичей с сорока земель, с сорока стран, а простых воинов и не сосчитать.

Говорит им Добрынюшка:

— Эй же вы, цари иноземные и короли чужестранные и простые воины! Выходите   на   вольный   свет, разъезжайтесь по своим местам да вспоминайте русского богатыря. Без него вам бы век сидеть в змеином плену.

Стали выходить они на волю, в землю Добрыне кланяться:

— Век мы тебя помнить будем, русский богатырь!

А Добрыня дальше идет, пещеру за пещерой открывает, пленных людей освобождает. Выходят на свет и старики, и молодушки, детки малые и бабки старые, русские люди и из чужих стран, а Забавы Путятишны нет как нет.

Так прошел Добрыня одиннадцать пещер, а в двенадцатой нашел Забаву Путятишну: висит княжна на сырой стене, за руки золотыми цепями прикована. Оторвал цепи Добрынюшка, снял княжну со стены, взял на руки, на вольный свет из пещеры вынес.

А она на ногах стоит-шатается, от света глаза закрывает, на Добрыню не смотрит. Уложил ее Добрыня на зеленую траву, накормил-напоил, плащом прикрыл, сам отдохнуть прилег.

Вот скатилось солнце к вечеру, проснулся Добрыня, оседлал Бурушку и разбудил княжну. Сел Добрыня на коня, посадил Забаву впереди себя и в путь тронулся. А кругом народу и счету нет, все Добрыне в пояс кланяются, за спасение благодарят, в свои земли спешат.

Выехал Добрыня в желтую степь, пришпорил коня и повез Забаву Путятишну к Киеву.

Добрыня Никитич и Змей Горыныч — былина о русских богатырях

Главные герои сказки «Добрыня Никитич и Змей Горыныч» и их характеристика

План пересказа былины «Добрыня Никитич и Змей Горыныч»

Кратчайшее содержание сказки «Добрыня Никитич и Змей Горыныч»

Главная мысль сказки «Добрыня Никитич и Змей Горыныч»

Если начал дело, обязательно его закончи, чтобы возвращаться не пришлось.

Чему учит былина «Добрыня Никитич и Змей Горыныч»

Отзыв на былину «Добрыня Никитич и Змей Горыныч»

Пословицы к былине «Добрыня Никитич и Змей Горыныч»

Краткое содержание, краткий пересказ былины «Добрыня Никитич и Змей Горыныч»

Читать другие русские былины. Содержание.

Оцените статью
Рейтинг автора
4,8
Материал подготовил
Максим Коновалов
Наш эксперт
Написано статей
127
А как считаете Вы?
Напишите в комментариях, что вы думаете – согласны
ли со статьей или есть что добавить?
Добавить комментарий