Домовой из Хилтона — английская сказка. Сказка про домового.

Скачать   Распечатать         Сказка первая         Жил-был сапожник, да не по своей вине так обеднел, что остался у него напоследок всего только кожи кусок на пару башмаков. Вот выкроил он вечером башмаки, собираясь на другое утро их шить. Совесть у него была чиста, он лег спокойно в постель и, полагаясь на волю господню, уснул.     Утром, встав и помолившись, хотел он было за работу приняться, глядь — стоят у него на столе башмаки, совсем готовые. Удивился он и не знал, что ему и сказать на это. Взял он башмаки в руки, чтоб получше их разглядеть. Видит — сработаны они чисто, нет нигде ни единого шва неправильного, словно вышли они из-под руки мастера. А тут вскоре и покупатель явился. Башмаки ему очень понравились, и он заплатил за них больше, чем обычно, и сапожник мог на эти деньги купить кожи на целых две пары башмаков.     Вечером скроил он их, собираясь на другое утро со свежими силами приняться за работу, но делать ему этого не пришлось: встал он утром, а они стояли уже сшитые; и покупателей нашлось достаточно, и заплатили они ему так много денег, что он смог купить теперь кожи на целых четыре пары башмаков. А ранним утром нашел он все четыре пары уже сшитыми.     Так продолжалось все дальше — что ни выкроит он вечером, а к утру оно уж и готово, — так что в скором времени имел он свой честный заработок и, наконец, стал человеком зажиточным.     И вот как-то вечером, незадолго до рождества, выкроил он опять башмаки и, прежде чем ложиться спать, говорит жене:     — А что, если нам эту ночь остаться здесь да посмотреть, кто это нам такую помощь оказывает?     Жена с ним согласилась, и они зажгли свечку, а сами спрятались в углу — там, где висели платья, — и стали присматриваться.     Вот наступила полночь, и явились два маленьких красивых голых человечка. Сели они за сапожный столик, взяли заготовки и начали своими пальчиками так ловко да быстро работать шилом, шить да постукивать, что сапожник и глаз не мог отвести от удивленья.     И не бросили человечки своей работы до тех пор, пока все не было закончено и башмаки стояли готовые на столе; затем они спрыгнули и быстро исчезли.     Вот и говорит жена на другое утро:     — Эти маленькие человечки принесли нам богатство; надо будет отблагодарить их за это. Они все суетятся и бегают, а сами-то раздетые, разутые, пожалуй, им холодно. Знаешь что? Сошью-ка я им рубашечки, кафтаны, жилеты и штанишки да свяжу им по паре чулочек.     А муж ей и говорит:     — Что ж, я с тобой вполне согласен.     Когда все было сшито и приготовлено, разложили они на столе вместо заготовок подарки и спрятались снова, чтоб поглядеть, что станут делать человечки с теми подарками. Ровно в полночь прискакали они и хотели было приняться тотчас за работу, но, увидев, что заготовок нету, а лежат вместо них красивые платья, они сначала удивились, а потом очень обрадовались. Ловко и быстро оделись, оправили на себе красивые одежды и запели:     Теперь нам, красавчикам-мальчикам, можно Показать всю сказку

Домовой лежал возле печи и глубоко вздыхал, ведь хозяйка дома доживала свои последние дни.

image

Бабушке было около 90 лет. Конечно, несколько лет назад она была довольно резвой для своего возраста, но с годами становилось лишь хуже.

Домовой начал вспоминать: раньше была молодой девушкой, когда впервые зашла на порог, затем появились муж и детки, а после старенькой стала.

Была добра ко всем, приветлива и внимательна к гостям. К домовому питала особые чувства, ценила его присутствие, даже имя придумала. Хозяйка звала его Мефодий. Постоянно под печкой находилась тарелочка с молоком, порой с конфеткой.

На данный момент всё слишком опустело.

Даже кот Стёпа понимает это. Сын постоянно находится рядом с мамой, поддерживает и ухаживает, но это всё равно не то, нет той кипящей жизни, что была раньше.

Каждый день Федя подходил к постели женщины и радовался тому, что хозяйка жива.

Ещё до того, как хозяйка перестала ходить, она словно увидела маленького домового и сообщила:

— Федька, не надо обижать людей, которые заедут после меня в этот дом. Я не хочу, чтобы дом помер вместе со мной. Ведь в этом доме не только они жить будут, нужно помогать новый жильцам, хорошо?

Луна виднелась на небе, холодный декабрь наступил. Дома совсем стало скучно и пусто. Часы начали пробивать 12 ночи.

Раньше домовой любил стук часов, потому что казалось, что дом вновь становится новым, свежим, а всё здесь будто оживает.

Хозяйка дома умерла в эту ночь.

Мефодий сел возле печи в углу и громко сопел. Ему хотелось зареветь изо всех сил, но не мог.

Баба Маня была частым гостем в их дома, после поминального процесса она оставила маленькую тарелочку с молоком для домового:

Я знаю, что Вера делала это всегда. Вот и подошло всё к своему завершению. Пустота и покой.

Сын уехал, соседи тоже вернулись в город. Часы перестали бить полночь и даже Степана забрали соседи. Домовому стало совсем грустно… Это зимнее время года для него стало самым длинным и сложным. В светлое время суток он сидел дома, а ночью проверял холодный дом.

Если становилось совсем тоскливо, то Федя выходил на улицу и ожидал чего-то на крыльце, наблюдая за дымом из печей соседних домов.Конечно, в деревне был ещё дом без домового, но Мефодий твёрдо заявил, что не будет туда переселяться, ведь он обещал старушке.Когда соседский котик приходил и орал под окнами, лучше от этого не становилось.

image

Весной всё начало меняться. В конце мая два автомобиля остановились во дворе дома. Сын вышел из машины и помог дойти до дома 60-летней женщине с молодым парнем.

Мефодий с интересом наблюдал за происходящим, слушал разговор. — У нас есть большой сад, тут вы найдете все виды фруктов и ягод, которые только существуют, — рассказывал сын умершей старушки. Ещё у нас есть небольшой сарай, там давно коза жила, но позже из него сделали хранилище для дров. Также есть немного угля для растопки. Теперь давайте заглянем в дом. Гости оценили чистоту и порядок в доме, запах сырости никак не сказался на впечатлении.

— Нам домик на лето просто нужен, очень сильно не хватает дачи летом…

— Понимаю, мне жалко, что дом пустует — я и захотел его сдать кому-нибудь. У нас смотреть некому за таким большим домиком, моим детям он не нужен, маленькие ещё, а сам я по работе уезжаю далеко и надолго. В подполе имеется еда и соленья, если что случится, телефон мой у вас имеется, сообщите.

Удачного отдыха!После осмотра все начали уходить, а 60-летняя женщина вытащила конфетку и положила на печку.

Сын хозяйки, заметив это, широко улыбнулся:

— Моя мама всегда оставляла угощение домовому.

Дом снова опустел, но лишь на 3 дня. После приехала машина к воротам дома.

Помимо старых гостей, приехали ещё одна молодая девушка и её доченька.

Дабы убрать запах сырости, затопили печь и просушили все домашние вещи, в том числе и перину.

Каждый чем-то занимался, никто не бездельничал.

Пока все переговаривались, Мефодий узнал имя каждого члена новой семьи. Бабушка — Анна Михайловна, взрослый мужчина — Андрей, молодую маму — Елена, а внучку звали Ниной.

К вечеру работа закончилась, новые жители сделали практически всё. Сели кушать блины, которые испекла женщина. Когда уставшая семья легла спать, бабушка поставила кружечку чая и пару блинчиков:

— Прости, домовой, молоко кончилось.

Когда людей унесло в сонное царство, Мефодий как раньше сделал обход дома.

Посмотрев на часы, он увидел их в работе. Несколько месяцев домовому не было так радостно на душе, а сейчас новые гости оживили дом. Через пару дней в доме остались лишь внучка с бабушкой, родители уехали на работу. Работа кипела каждый день, дом все сильнее и сильнее приходил в прежнее состояние. Котик Степан также пришёл поглазеть на новых хозяев, хоть и шипел поначалу. А через пару дней он лежал брюхом кверху и грелся на солнышке.

Бабушка в доме прижилась довольно серьёзно, у неё появились подруги среди соседей. Вместе с внучкой они вскопали огород, убрались в саде, а также посадили огромное количество цветов. Да ещё и баню обнаружили за сараем.Но, по традиции, женщина оставляла домовому молоко в тарелочке.Внучка в один момент спросила:— Бабуля, что ты делаешь? — женщина улыбнулась— Оставляю домовому. Кофморт и уют в доме благодаря ему, так ведь? — Нина кивнула.

— Случается так, что дом очень обеспеченный, но нет никакого комфорта. Либо нет хозяина, в виде домового, либо ему просто неинтересен дом.

А есть очень хилые старенькие избушки, но, переступив порог понимаешь, что хозяин дома следит за ним.

Поэтому нужно баловать домового, он заслужил это!

— Я тоже хочу положить конфетку, можно?- улыбка растянулась по лицу Анны Михайловной

— Можно, меня моя мама учила, что нельзя приказывать что-то домовому, но можно попросить.

Взглянув на печку девочка спросила:

— А как его называют, этого хозяина дома?

— Со временем имя будет нам известно, внученька.

Через пару дней вопросы про хозяина дома не утихали, тогда бабушка сказала:

— Как только услышим какое-нибудь имя, то так и будем звать нашего домового.

Внучка ожидала соседей весь день, но в гости лишь вечером зашла девушка

— Здравствуйте, моя бабушка — баба Маня, думаю, вы уже познакомились. Мы кота потеряли, вы не видели его? Упитанный такой, зовут Мефодий.

— Нет, мы не видели, только наш на глаза попадался — Женщина показала на довольного кота, лежащего рядом с печкой.

Как только гостья покинула дом, внучка побежала к бабушке:

— У нас есть имя! Мефодий!

Мефодий, услышав это, начал немного шуметь, ведь это такая радость, что имя было точно угадано новыми жильцами.

Шли дни за днями, домовой полюбил новую семью, иногда даже не понимал, как он мог без них существовать. Иногда приезжали родители Нины на пару дней. Что-то чинили и без отдыха работали над огородом. Порой семья кушала на улице, на свежем воздухе.

Федя заметил, что новая хозяйка стала какой-то серьёзной, будто занимаясь своими делами, всегда забивала чем-то голову.

Всё прояснилось по приезду сына на выходных. — Андрюш, я поговорить хочу на тему этого дома.

Мне тут очень нравится, я останусь здесь жить навсегда. В городе вам будет без меня лучше

— Мам, давай не будем!

— Да погоди, давай расскажу тебе всё. Я слишком устала от шума и движения в городе. Я же выросла в деревне, меня тянет к ней. Тут я чувствую себя лучше, чем в городской суете. У меня накоплены деньги, я куплю этот дом и буду его новой хозяйкой. Тут же всё есть для нормальной жизни: магазины, аптеки, да ещё и доброжелательные соседи. Вам нужно для себя пожить, а не для меня. Ехать из города всего пару часов, вы будете меня на выходных навещать да Нинку привозить.

Все согласились, а внучка привезла на выходных нового друга: щенка, которого она нашла на дороге.

Мефодий был несказанно рад новой хозяйке.Однажды ночью он сполз с печки и пошёл ходить по избе.

Стёпа услышал Федю и зашипел.

— Ну ка перестань — ответил домовой тем же шипением, — не буди домик.

Посмотрел на часы. Время было около часа ночи.

Дом живёт, снова живёт!Теперь можно и покушать, ведь хозяева оставили угощение.И пошёл домовой к себе под печку, пить молоко и грызть леденец, который великодушно оставила Нинка.

Автор сказки: Ольга Митрофанова

Замечательная сказка Татьяны Александровой про домовёнка Кузю знакома большинству взрослых по советскому мультфильму. Но как это бывает чаще всего, читать книгу выходит существенно интереснее и у вас есть повод в этом убедиться. По сюжету, девочка по имени Наташа переезжает с родителями в новую квартиру. Решив прибираться, героиня идет за веником и случайно обнаруживает за ним небольшого человечка. Они оба пугаются, но познакомившись начинают дружить. Впереди наших героев ждут весёлые приключения…

Слышали, что рассказывают на Севере не сказки, не былины, а былички? Что за истории такие? Былички – народные истории о встрече человека с чудом. Сказки про Домового, Лешего, Кикимору встарь звались быличками. Стало быть, историями, что случились с кем-то: с девицей из соседнего села, с мужиком, что осенью заходил в деревню, а то вовсе с самим рассказчиком.

Встарь былички не записывали – рассказывали друг другу вечерами или в полдень, отдыхая от трудов. В XIX веке стали приезжать на Русский Север ученые мужи, дивились нашим сказкам про Лешего, Русалку да Водяного, да начали записывать эти истории. А то вовсе в газетах печали русские народные былички. «Олонецкие ведомости» с удивительными народными историями сохранились и ныне.

«Между простымъ народомъ Олонецкой Губернiи существуетъ множество странныхъ обрядовъ и повѣрiй. Это не можетъ показаться удивительнымъ, если вспомнимъ, что сѣверъ всегда былъ полонъ баснословными преданiями, чему не мало способствуютъ и самый климатъ сѣвера и непроходимые лѣса.»

Олонецкие губернские ведомости. 1843. № 24

Газета «Олонецкие губернские ведомости»

Вот что пишет другой автор о том, как сохранились в Олонецкой губернии древние верования. История напечатана в газете в середине XIX века! А былички о Домовых да «древние языческие верования» в наших краях ещё живы!

Село Ухта (Вытегорского уезда). Местные суеверия и приметы

Олонецкие губернские ведомости. 1899. № 53

Жители села Ухты придерживаются разныхъ языческихъ вѣрованій, и въ водяного, и въ домового (хозяина), и въ лѣшаго, или лѣсного.

Домовой или хозяинъ живетъ во дворѣ у скотины или въ домѣ на вышкѣ. Онъ своею фигурою похожъ на большака въ избѣ и во всемъ помогаетъ ему. Домовой рѣдко показывается на глаза человѣку и если это когда и случается, то считается суевѣрами, какъ указаніе на грядущее несчастіе предъ пожаромъ, предъ смертью главы семьи и т. п. Во дворѣ домовой ухаживаетъ за скотомъ, а особенно за лошадьми – холитъ ихъ, причесываетъ ихъ гриву, если ему лошади нравятся и, наоборотъ, всячески изводитъ лошадь, если ея шерсть не по нраву хозяина. Такую лошадь, сколько не корми, она все будетъ казаться худой и тощей. Бабы и теперь говорятъ: «бѣлая то лошадь намъ не по двору – оттого ее и продали».

В том же номере газеты рассказывают такую чудесную быличку о Водяном, который славится неуживчивым нравом.

Водяной в северных быличках обладает нравом суровым, неуживчивым

Водяной рѣдко выходитъ изъ своего воднаго царства, но въ старое время, по разсказамъ старушекъ, вечерами выходилъ изъ рѣки скотъ дѣдушки водяного и пасся на берегу. Вотъ что говорила мнѣ одна старушка: «скотъ то больше все коровы – черныя да гладкія, шерсть такъ и лоснится, – смотрѣть любо, коровы на берегу похаживаютъ, травку пощипываютъ, а самъ водяной сидитъ на камешкѣ да коровками любуется». Но однажды произошелъ случай, послѣ котораго водяной пересталъ выгонять скотъ на берегъ. Дѣло было такъ: одинъ крестьянинъ, у котораго была страшная бѣдность и вѣчно одна корова, захотѣлъ попользоваться чернушкой водяного. Взялъ онъ веревку и отправился на берегъ поджидать выхода стада. Вотъ, наконецъ, вышли коровы и начали пастись. Подсмотрѣлъ мужичекъ коровку, подкрался къ ней и накинулъ веревку на рога. Все стадо бултыхнулось въ воду. Остался мужикъ съ коровой и повелъ ее къ дому. Вдругъ изъ воды рздался голосъ: «ввѣкъ не будетъ у N. (назвалъ фамилію мужика) больше одной скотины на дворѣ, какъ бы онъ не бился». Съ тѣхъ поръ и дѣти и внуки этого крестьянина имѣютъ всего одну корову и какъ только заведется другая, то непремѣнно вскорѣ и пропадетъ: то звѣрь въ лѣсу съѣстъ, то продать нужно, то пропадетъ безъ всякой видимой причины. Съ тѣхъ поръ пересталъ водяной и скотъ выгонять.

Таковы наши Северные былички – истории, что рассказывали в деревнях Олонецкой губернии. Да и нынче старожилы помнят ещё сказки о Домовом да Лешем, верят в Водяного и Русалку, с уважением относятся к природным духам.

Мы же в «Северной сказке» превращаем старинные былички в волшебные истории, что по нраву и детям, и взрослым. О встречах с духами, о дружбе с Домовым, о чудесах наша новая книга «Люди и Духи». Читайте, да смотрите вокруг внимательно: может быть, Домовой да Леший слушают сказки вместе с вами?

Материал из Мракопедии Перейти к: навигация, поиск

Дому было тяжело, он устал от самого себя. Он был настолько старым, что даже не помнил людей, построивших его. Иногда, очень смутно, вспоминалось ему, как в него вселилась первая семья. Нет, их лиц он уже не помнил, помнил просто много света, радости и смеха. Звонкого детского смеха. Он был тогда совсем новым, поселившаяся же семья – совсем молодой. На его глазах росли и взрослели дети, старели хозяева. Потом дети выросли и разъехались, хозяин состарился и умер. Дому было тогда очень тяжело, он думал, что тоже умрет. Но нет, его продали другой семье и он словно пережил вторую молодость. Так повторилось еще несколько раз.

“Жизнь идет по кругу,” – был уверен дом. А потом он вдруг оказался старым и никому не нужным. Он понял, что отжил свой век, но был слишком хорошо построен, чтобы попросту развалиться. Да еще домовой этот…

Последние хозяева то ли забыли, то ли не знали, как позвать его за собой, вот и остался он за хозяйством приглядывать.

— Эх, если бы не ты – развалился бы я уже давно и не мучился, – ворчал дом нa него.

— Так, а я тебе чем мешаю? – удивлялся домовенок, латая прохудившийся пол.

— Ты же чинишь меня без конца!

Домовой с удивлением посмотрел на свои руки и молоточек в них:

— Хм, и то правда. Но тут, видимо, ничего не поделаешь. Натура такая.

Дом печально ухнул. Мирно дремавший под лавкой кот подпрыгнул испуганно, потом недовольно обвел взглядом комнату, зыркнул на домового и важно направился к выходу. Он терпеть не мог, когда домовой начинал спорить с домом.

— Ну вот, кота моего испугал почем зря, – заворчал домовой и полез на печь, проверить, не появилась ли там паутина. Дом же еще раз вздохнул и погрузился в полудрему. Последние годы сны были ярче действительности.

“Может и в самом деле собрать пожитки да уйти? – думал временами домовой, – Вон новостроек сколько в городе. А то и вправду, латаю его, чиню, а ему и стоять-то уже в тягость”.

Потом же, пройдясь по комнатам, давно ставшими родными, решал, что еще не время.

“Попозже, попозже,” – твердил он себе, хотя и понимал, что никто и никогда здесь уже не поселится.

∗ ∗ ∗

Домовой проснулся от того, что кот тормошил его лапой. По его испуганным глазам он сразу понял, что что-то случилось.

— Что происходит? – спросил он у дома.

— Не знаю еще. Люди какие-то… – проскрипел тот.

Домовой подполз к краю печи и глянул вниз. Двое мужчин возились с мешком посередине комнаты. Когда они развязали мешок, в нем оказалась белокурая девочка лет пяти-шести. Ее ручки были связаны, рот заклеен пластырем. Ребенок был без сознания.

– Уууу, красавица какая, – протянул, тот кто помоложе.

– Ты еще глаз ее не видел! – радостно добавил второй, – Каждый на десятку зелени тянет!

— Слышь, Серега, а что за хаза такая? – молодой оглянулся по сторонам.

— Да я ее давно присмотрел. В поселок этот давно никто носа не кажет. Все дома прогнили, а этот стоит. Вон, все окна целы до сих пор.

— А Доктор знает, куда ехать?

— Знает, знает. А вот и он, кажись. Иди-ка, Макс, открой ему.

Было слышно, как возле дома остановилась машина.

— Что это? – шепотом, будто люди могли услышать что-то кроме скрипа, спросил домовой.

Кот ничего не отвечал и только нервно топтался на месте передними лапами.

— Не знаю, но это плохо, очень плохо, – проскрипел дом.

— Они что, ребенка украли? – домовому стало страшно от собственных предположений.

— Вот, милости просим, – Серега пригласил внутрь человека, которого они называли “доктором”. Тот был скорее похож на стервятника в очках с тонкой оправой.

— Хорошее местечко нашли, – прокаркал тот, деловито осматривая прихожую, – Где товар?

— Вот, в лучшем виде. Спит, – заискивающе указал на девочку Макс. Было сразу видно, что они с напарником побаиваются Доктора.

То присел на корточки и начал поднимать ей веки, осматривая белки глаз.

— Док, мы все проверили, – делано обиженным голосом протянул Серега.

— Знаю я вас, козлов, – безразлично ответил Доктор, – в прошлый раз пацана притащили, а он Боткина переболел. Мне чуть голову не оторвали. Ну, тут все в порядке, – он поднялся, – короче, сейчас даю пятнадцать, остальное – через неделю получите.

“Горе-то какое! Что же делать? Что делать?” – в ужасе причитал домовой, оглядываясь по сторонам, словно ища подсказку. Кот испуганно жался к стене, дом тоже не мог от страха выговорить ни слова, только скрипнул половицей да начал потрескивать пересохшим деревом оконных рам.

— Ты уверен? – прошептал домовой.

— Вполне, – был ответ.

— Рыжий, ты с нами?

Кот перестал жаться к стене и отчаянно кивнул головой.

Преступники уже пересчитали деньги и начали натягивать мешок на спящего ребенка, как стены дома вдруг задрожали. Задребезжали оконные стекла, заходила ходором посуда в серванте.

— К выходу! – скомандовал Доктор и попытался взять ребенка на руки.

Неизвестно откуда выпрыгнувший кот полоснул его когтями по лицу, стараясь попасть по глазам. Доктор взвыл и выпустил ценный груз. Макс и Сергей застыли в ужасе на выходе – входная дверь захлопнулась перед их носом, на петли медленно и верно лег тяжелый засов. Они заметались, тщетно пытаясь открыть дверь.

Дом продолжал дрожать всей своей постройкой.

— Давай, родной!!! Давай! – отчаянно кричал домовой.

— Сам не смогу, – стонал от напряжения дом. – Бей в балку на чердаке! Бей в балку и бегом к девчонке!

Домовой молнией метнулся наверх и ударил плечом в центральную балку. Та выдержала. Еще и еще раз! Балка поддалась и заскрипела. Быстрее вниз!

Треск лопнувшей балки сменился грохотом и звоном разбивающегося стекла. Рушились внутренние стены, летела внутрь кладка столетней давности. Рухнула крыша, погребая все под собой. В считанные секунды от дома ничего не было.

Медленно ложилась пыль на руины крепкого когда-то дома. Мертвая тишина. И только рыжий кот с расцарапанным носом отчаянно мяукал у одного из лежащих обломков стены. Из-под него вдруг показалась рука, похожая на человеческую, кот тут же лизнул ее и потерся загривком. Отлетело в сторону несколько досок и кирпичей и через появившийся проход домовой бережно вытащил девочку и уложил перед чудом уцелевшим крыльцом.

— Спасибо, Рыжий, что выход помог найти, – сказал он, развязывая ребенку руки.

Кот вылизывал ей лицо, чихая от пыли и известки.

— Кошечка, – вдруг открыла глаза девчушка и заулыбалась.

— Жива, – с облегчением вздохнул домовой и сел рядом, рассматривая руины.

— Ну вот, дружище, не зря значит стоял столько лет, – сказал он дому, хотя и знал, что тот уже ничего не может ответить.

∗ ∗ ∗

По направлению к городу шли трое. Рыжий кот, держа хвост трубой, гордо ступал впереди, показывая дорогу. За ним шла белокурая девочка, лет шести. Позади же, неся в узелке свои нехитрые пожитки, навстречу новой жизни, шел домовой.

Да и пожитков то тех в узелочке у него – монетка да ленточка красная, да еще щепку взял с собой, отколовшуюся от оконной рамы. На память. О старом и верном друге.

Автор: Iktorn

Текущий рейтинг: 89/100 (На основе 178 мнений)

Категории:

Оцените статью
Рейтинг автора
4,8
Материал подготовил
Максим Коновалов
Наш эксперт
Написано статей
127
А как считаете Вы?
Напишите в комментариях, что вы думаете – согласны
ли со статьей или есть что добавить?
Добавить комментарий